Ивук — марийская народная сказка на русском языке

    Марийская народная сказка
     
    Жили в одном селе старик и старуха, и были у них две дочери-красавицы.
    Однажды приехал в село из неведомых краев незнакомый юноша н посватался к старшей дочери. И невеста понравилась жениху, и жених — невесте, а родители не хотят отдавать дочь за незнакомого человека.
    Уехал жених ни с чем.
    А утром проснулись старик со старухой — нет старшей дочери.
    Ждали ее до обеда, ждали до вечера, ждали весь следующий день, искали повсюду, людей расспрашивали —
    нет девушки!
    Прошел год, а о старшей дочери ни слуху ни духу.
    Ровно через год приехал в село другой юноша и по­сватался к младшей дочери. Старик отказал и этому жениху.
    Уехал жених, а ночью пропала младшая дочь.
    Остались старики одни в своей избушке, живут — горюют.
    Прошел год, и пять, и семь лет прошло — о дочерях ни слуху ни духу.
    Через семь лет родился у стариков сын. Обрадовались ему старики, развали сына Ивуком.
    Растет Ивук не по дням, а по часам: через неделю он уже начал бегать, через две — передрался со всеми дере­венскими мальчишками и всех поколотил.
    Как-то спросил Ивук старика со старухой:
    Скажите, отец-мать, почему у меня нет ни братьев, ни сестер?
    — Были у тебя две сестры, — отвечает старик. — Да вот уже восьмой год, как пропали, и нет о них ни слуху ни духу. Искали, искали мы их, так и не нашли.
    — Теперь я пойду искать сестер, — говорит Ивук.
    — Не уходи, сынок! Если ты уйдешь, кто ж о нас по­заботится, кто нас накормит? — вздохнул старик.
    — Не печалься, отец, без хлеба не будете, — отвечает Ивук.
    Нанялся Ивук в работники, целое лето работал, заработал амбар хлеба.
    — Теперь хватит вам хлеба на три года, — сказал Ивук отцу с матерью. — А я пойду разыскивать сестер.
    Идет Ивук по дороге и видит: дерутся возле дороги три чертенка.
    — Из-за чего деретесь, чертенята? — спрашивает Ивук.
    — Нашли мы чулки-скороходы и шапку-невидимку, а поделить никак не можем.
    — Уж так и быть рассужу вас.
    Обрадовались чертенята.
    — Дели, дели скорее!
    — Вон за той горой лес, говорит Ивук. — А за лесом большая липа. Кто первым добежит до липы и сюда вер­нется, тот получай шапку-невидимку и чулки-скороходы. А ну — раз, два, три!
    Побежали чертенята, а Ивук сунул в котомку чулки- скороходы, шапку-невидимку и пошел, своей дорогой.
    Полдня бежали чертенята до липы, полдня — назад, а когда воротились, Ивука уже след простыл.
    — Обманул нас Ивук! Обманул! — закричали черте­нята.
    — Это ты виноват! — винят старшие младшего. — Ты первый крикнул: «Дели!»
    — Вы старшие, вы и виноваты! — оправдывается младший.
    Раскричались, рассорились чертенята и вновь затеяли драку.
    А Ивук шел-шел и пришел в лес.
    Наступила ночь. В поле темно, в лесу еще темней. Идет Ивук по темному лесу и видит: горит среди леса ко­стер, у костра сидит старик-охотник.
    — Здравствуй, Дедушка! — говорит Ивук.
    — Здравствуй, Ивук, — отвечает старик. — Куда путь держишь?
    — Были у меня две сестры, — говорит Ивук, — да вот уже восьмой год, как пропали. Иду их искать. Не видал ли ты, дедушка, моих сестер?



    — Давно я живу в этих местах, — отвечает старик, — но не встречал здесь твоих сестер. А вот как раз восемь лет назад пролетал из ваших краев мимо нашей земли мудрый волшебник Йорок Йорокович. Уж не он ли унес одну из твоих сестер?

    — Скажи, дедушка, где живет Йорок Йорокович? Чует сердце, у него сестра...

    — Иди по лесу все время на восход солнца, — отве­чает старик, — и придешь к Йороку Йороковичу,

    Шел-шел Ивук по лесу на восход солнца. Долго шел и пришёл наконец к большому дому. Ворота открыты на­стежь, у ворот лежит и греется на солнце огромный лев.
    Надел Ивук шапку-невидимку и прошел мимо льва. Миновал двор, поднялся на крыльцо, вошел в дом.
    Долго бродил Ивук по дому и не встретил ни одного человека. Вдруг в последней комнате он увидел молодую женщину.
    «Так ведь это, верно, моя старшая сестра Майра!» — подумал Ивук.
    Снял он шапку-невидимку и сказал:
    — Здравствуй, сестра Майра, я — твой брат Ивук.
    Обрадовалась Майра, обняла брата, накормила-напои­ла и спрятала в большой сундук.
    Вечером вернулся домой Йорок Йорокович:
    — Почему в доме чужим духом пахнет?
    — Ты среди людей летал, чужого запаху с собой принес, — говорит ему жена. — Не был ли ты у моих отца-матери, не видел ли моего братишку?
    — Нет, сегодня не был, завтра слетаю.
    — А если бы ты встретил моего брата, — продолжает опрашивать жена, — что бы ты с ним сделал?
    — Я бы его обнял, поцеловал и пригласил к нам в гости, — отвечает Йорок Йорокович.
    — А ведь брат к нам в гости сам пришел! Вот он, мой брат Ивук, — сказала Майра и раскрыла большой сундук.
    — Зачем же ты дорогого гостя в сундук заперла? — спрашивает муж.
    — Тебя боялась, — отвечает Майра. — Ведь я не зна­ла, как ты встретишь моего милого брата.
    Три дня жил Ивук у зятя. Три дня поил кормил его Йорок Йорокович, а через три дня Ивук говорит:
    — Теперь пойду проведаю младшую сестру. Только не знаю, где ее искать.
    — Твоя младшая сестра замужем за владыкой птиц Орлом Орловичем, — сказал Йорок Йорокович. — Есть у тебя чулки-скороходы, да не знаешь ты их силы. Скажи только: «Несите меня, чулки-скороходы, туда, куда я хо­чу», — и понесут тебя чулки-скороходы, куда захочешь, самой прямой дорогой.
    Проводили Ивука сестра и Йорок Йорокович до ворот. На прощание Майра дала Ивуку платок и сказала:
    — Когда захочешь есть, расстели платок, и появятся перед тобой кушанья, какие только пожелаешь.
    А Йорок Йорокович вырвал у себя с головы волосок:
    — Дорога твоя длинная, все может случиться. Так вот, если случится с тобой беда, сожги волосок — и я явлюсь к тебе на помощь.


    Взял Ивук платок, взял волос, поблагодарил, попро­щался, надел чулки-скороходы и вмиг очутился во владе­ниях Орла Орловича.

    Обрадовались младшая сестра Анна и ее муж Орел Орлович долгому гостю.

    Целую неделю Орел Орлович угощал зятя, рассказывал, какие на свете чудеса.

    Однажды рассказал он, что есть на свете Черный город, в том городе — высокая каменная башня, которую день и ночь охраняет свирепая стража. А в той башне заперта девушка невиданной красоты.

    — Кто же она, эта девушка, и за что ее заточили в башню? — спросил Ивук.

    — Эта девушка — царская дочь, — ответил Орел Орло­вич. — Ее похитил из родного дома злой колдун, который правил Черным городом. Но теперь не колдун властен над ней, он сам сидит в подземелье, закованный в цепи. А Черным городом правит колдунья, еще более злая и могу­щественная, чем тот колдун. Она отняла у него город, а пленную царевну, завидуя ее красоте, повелела запереть в башню.

    — Я выручу царевну! — сказал Ивук. — Спасибо за честь, за угощенье, а мне пора отправляться в путь.

    На прощанье сестра Анна подарила брату гармонь, которая у Ивука в руках сама играла, а в чужих руках голоса не подавала. Орел Орлович вырвал у себя из крыла перышко и дал его Ивуку.

    — Кто знает, что с тобой может случиться! А если случится беда, подпали перышко на огне — и явлюсь я тебе на помощь.

    Поблагодарил Ивук за подарки, надел чулки-скорохо­ды и в тот же миг очутился в Черном городе.

    Не успел он оглядеться, как схватила его стража и бросила в большую тюрьму, что в полверсты длиной, в сорок саженей шириной.

    Видит Ивук: в тюрьме много людей — кто чуть жив, кто уже помирать собрался.

    В полдень пришел стражник, принес обед — ведро по­моев.

    — Не ешьте помои! — крикнул Ивук людям. — Я вас настоящей едой накормлю.

    Развернул он платок — подарок Майры, — на нем вся­кого угощения видимо-невидимо!

    — Ешьте, пейте, кто сколько хочет!

    Поели люди. Кто был чуть жив — сил набрался, кто собирался помирать — о смерти и думать забыл.

    На следующий день, когда принес стражник помои, арестанты все ведро вылили ему на голову.

    А Ивук сказал:

    — Пусть ваша колдунья сама хлебает эти помои. Побежал стражник к колдунье и доложил:

    — Ивук в тюрьме всех людей мутит! Арестанты помои на меня вылили, а Ивук сказал: «Пусть ваша колдунья сама хлебает эти помои».

    Рассердилась колдунья, велела за Ивуком следить, глаз с него не спускать.

    Стражники подсмотрели, как Ивук свой платок рас­стилает, людей кормит, отобрали у него платок и отнесли к колдунье.

    Тогда Ивук взял гармошку и заиграл плясовую. А как заиграл Ивук на гармошке, заплясали все люди в тюрьме, и стражники тоже не вытерпели, начали приплясывать.

    Кончил Ивук играть, стражники перестали плясать и побежали скорее к колдунье.

    — Есть у Ивука, — говорят, — волшебная гармошка. Как заиграет на ней, никому нельзя устоять на месте, ноги сами пляшут.

    — Отобрать у Ивука гармошку и принести мне! — приказала колдунья.

    Захотела колдунья поиграть на гармошке — не подает гармонь голоса в чужих руках.

    Велела колдунья привести Ивука.

    — Ивук, покажи мне, как ты играешь на своей гар­мошке.

    — Эта гармошка не простая, а волшебная, — отвечает Ивук. — Я открою тебе ее секрет, только вели всем уйти из дома, запри двери на ключ, чтобы никто того секрета не подслушал.

    Приказала колдунья всем уйти из дома, заперла двери на ключ и говорит:

    — Ну, теперь играй!

    Заиграл Ивук на гармони, и в ту же минуту заплясала колдунья. Плясала-плясала, из сил выбилась, а остановиться не может.

    — Перестань играть! — кричит она Ивуку. — Сил моих больше нет.

    — Не перестану! — отвечает Ивук.

    — А колдунья уже совсем задыхается.

    — Возьми все мои богатства, — взмолилась колдунья, — только перестань играть!

    — Отдай ключи от башни, в которой заперта царевна, тогда перестану, — говорит Ивук.

    Отдала колдунья ключи и померла.

    Отпер Ивук хитрые замки, раскрыл тяжелые двери и вывел из башни на волю прекрасную царевну.

    Потом выпустил Ивук людей из тюрьмы и приказал разрушить тюрьму и весь Черный город, чтобы и памяти о нем не осталось, а построить на его месте новый, Белый город.

    Ивук женился на прекрасной царевне, и стали они жить-поживать в новом городе.

    Царевна в доме хозяйничает, Ивук на охоту ходит.

    И вот однажды Ивук заблудился и забрел в глухую чащу. Видит: посреди чащи скала, в скале дверь, запертая на железный засов. Отодвинул Ивук засов, открыл дверь, а за дверью в подземелье сидит древний старик, закован­ный в тяжелые цепи.

    — Давно я тебя, Ивук, здесь ожидаю, — говорит ста­рик, — Отдай мне лося — твою добычу, я есть хочу.

    Отдал Ивук ему лося, старик съел лося целиком, со шкурой и костями. Потом поднялся на ноги и разорвал тяжелые цепи.

    — Спасибо тебе, Ивук, что освободил меня!

    Захохотал старик и исчез, как будто его вовсе не было.

    Воротился Ивук домой, а дома горе: неведомо как и неведомо куда исчезла жена.

    Тогда надел Ивук чулки-скороходы и сказал:

    — Несите меня, чулки-скороходы, к моей милой жене!

    И тотчас очутился он в каком-то незнакомом месте: вокруг темный лес шумит, между черными корнями ручей бежит, над ручьем на горе черный дом стоит, и спускается по тропинке к ручью его жена — прекрасная царевна.

    — Ох, Ивук, Ивук! — сказала она и заплакала. — За­чем ты освободил злого колдуна от цепей? Это он похитил меня, и теперь жить мне до самой смерти в его черном доме.

    — Не бывать этому! — ответил Ивук. — Садись ко мне на плечо, полетим домой.

    Села прекрасная царевна ему на плечо, но не смогли чулки-скороходы нести двоих так же быстро, как несли одного.

    Не пролетели Ивук с царевной и полпути, как хватился ее колдун. Оседлал он своего волшебного коня и вмиг догнал беглецов.

    Одним ударом свалил колдун Ивука на землю, потом разжег жаркий костер и бросил его в огонь.

    А прекрасную царевну посадил впереди себя на коня и умчался домой.

    Опалил Ивука огонь, опалились волосок и перышко, которые дали ему когда-то зятья.

    Тотчас же явились Орел Орлович и Йорок Йорокович. Раскидали они костер, положили Ивука на зеленую траву.

    Свистнул Орел Орлович — слетелись к нему птицы, со всего света. Приказал он самому быстрому орлу:

    — Лети в огненное царство. Там бьют два ключа: один с мертвой водой, другой — с живой. Принеси на одном пе­рышке мертвой воды, а на другом — живой.

    Слетал орел в огненное царство и принес на одном пе­рышке мертвой воды, на другом — живой. Брызнул Орел Орлович на Ивука сначала мертвой водой, потом живой, и ожил Ивук.

    Сказал ему Йорок Йорокович:

    — Не увезти тебе жены от колдуна, пока не достанешь коня, который был бы быстрее, чем его конь. Пусть царев­на выведает у колдуна, есть ли на свете такой конь.

    Обул Ивук чулки-скороходы, прилетел к ручью, до­ждался царевны и велел ей разузнать, есть ли на свете конь, который был бы быстрее, чем у колдуна.

    А колдун, как нарочно, в тот вечер сам расхвастался:

    — Ни у кого нет такого коня, как у меня! Только один конь на свете быстрее его, но того коня никому не добыть, потому что за него нужно сослужить трудную службу: па­сти три дня табун лошадей у ведьмы, да так, чтобы ни одна лошадь не убежала.

    Рассказал Ивук зятьям, что узнал.

    Говорит Ивуку Йорок Иорокович:

    — Иди к ведьме и наймись в пастухи. Вот тебе плетка. Как будешь лошадей выгонять из конюшни, хлестни этой плеткой каждую лошадь. Только, смотри, ни одной не про­пусти, не то худо будет.

    Пришел Ивук в дремучий лес, нашел избушку на курьих ножках. Стоит избушка в лесу, на краю оврага, а во­круг нее двенадцать столбов: на одиннадцати столбах надеты человеческие черепа, а двенадцатый столб — пу­стой.

    Сидит в избушке ведьма, нижние зубы у нее в ноздри воткнулись, верхние — на подбородок вылезли.

    — Эй, бабушка, возьми меня в пастухи! — говорит Ивук ведьме. — Хочу я сослужить тебе службу, а себе до­быть коня.

    — Упасешь моих коней три дня, чтобы ни один не пропал — будет тебе конь, — говорит ему ведьма. — Не упасешь — съем тебя, а голову воткну на пустой столб!

    Согласился Ивук.

    Утром выгнал он из конюшни лошадей, как выгонял — каждую хлестнул плеткой. Выбежали они за ворота и умчались в лес.

    Пошел Ивук искать лошадей. До самого вечера бродил по лесу — ни одной не нашел.

    Загоревал Ивук и подумал: «Видно, торчать моей голове на двенадцатом столбе».

    И тут услыхал он вдали конское ржание. Видит, его зятья собрали всех, лошадей в один табун и гонят к нему.

    — Иди, Ивук, открывай ворота! Лошади сами придут домой, — говорят зятья.

    И верно: лошади сами пришли в конюшню.

    Запер их Ивук и пошел спать в каморку рядом с конюшней.

    А в стене каморки была щелка. Ивук не спит, в конюшню через щелку поглядывает.

    Ночью пришла в конюшню ведьма, дунула-плюнула на лошадей и приказывает им:

    — Завтра обязательно убегите от Ивука!

    На другой день зятья снова помогли Ивуку собрать разбежавшихся лошадей.

    Ночью Ивук снова не спит, в щелку подглядывает.

    Пришла в конюшню ведьма, дунула-плюнула на лоша­дей, а потом принялась их бранить:

    — Если завтра не убежите от Ивука, я с вас со всех шкуру спущу!

    Утром выпустил Ивук лошадей. Десять вышли, а один­надцатой все нет и нет. Зашел Ивук в конюшню, а один­надцатая лошадь на его глазах обернулась серой птицей и улетела.

    Пришел Ивук вечером на пастбище. Йорок Йорокович и Орел Орлович собрали уже десять лошадей, только одиннадцатой нет.

    — Где же еще одна лошадь? — спрашивают зятья.

    — Не успел я хлестнуть ее плеткой, — отвечает Ивук, — обернулась она птицей и улетела.

    Тогда свистнул Орел Орлович, и слетелись на его свист птицы со всего света. Спросил их Орел Орлович:

    — Не прилетала ли сегодня в ваши леса и поля чужая птица?

    Одна птичка-синичка отвечает ему:

    — Видела я, сегодня прилетела в наш лес какая-то чужая птица и спряталась в дупле старого дуба.

    Помчался Орел Орлович к старому дубу. Схватил се­рую птицу, бросил о землю, и обернулась она серой лошадью.

    Пригнал Орел Орлович лошадь в табун.

    — Ну, — говорят зятья Ивуку, — теперь гони лошадей к ведьме. А как станешь выбирать себе коня, бери самого плохого.

    Пригнал Ивук лошадей и говорит ведьме:

    — Пас я твоих лошадей три дня, ни одной не потерял. Теперь давай мне обещанного коня.

    Выпустила ведьма во двор десять лошадей — одна дру­гой лучше, а одиннадцатая — лохматая, кривоногая, ху­дая — кожа да кости, того гляди упадет.

    — Выбирай! — говорит ведьма. — Какая приглянется, ту и бери.

    Выбрал Ивук плохонького кривоногого конька.

    — Возьми хорошую лошадь! — уговаривает ведь­ма. — Кривоногая-то три шага шагнет, на четвертый свалится.

    — Нет, — говорит Ивук, — беру плохого конька.

    Накинул Ивук уздечку на кривоногого конька, вскочил на него, и взвился конек под небеса.

    Летит Ивук на чудесном коньке над полями, над ле­сами и спрашивает у него:

    — Сможешь ли ты увезти меня и прекрасную царевну от злого колдуна?

    — Смогу, — отвечает конек Ивуку. — Не догонит нас злой колдун. Его конь, мой младший брат.

    — Опустился Ивук возле черного дома у быстрого ручья, подхватил свою милую жену — прекрасную царевну, и поднялись они под облака.

    — Ивук и царевна уже домой прилетели, а старый колдун только спохватился.

    Вскочил колдун на своего коня, ударил его плеткой. Взвился конь под облака, подлетел к Белому городу, а вниз не спускается. Кружит конь над городом и спраши­вает чудесного конька, своего старшего брата:

    — Братец, можно мне на землю спуститься, с тобой рядом встать?

    — Сбрось злого колдуна, тогда спускайся ко мне, — отвечает старший брат.

    — Поднял конь злого колдуна выше облаков и стряхнул с себя. Ударился колдун оземь и разбился.

    А Ивук с прекрасной царевной жили долго и счастливо.
     

    Читать другие марийские сказки. Содержание.

    Похожие по теме