Леший и мужик — марийская народная сказка на русском языке

    Марийская народная сказка
     
    Была у мужика на берегу озера бортная сосна. В начале лета, когда все вокруг зацвело, посе­лилась в борти пчелиная семья. А когда пришла пора брать мед, мужик взял веревку, топор, ру­банок, ружье и поскакал на своей белой кобыле к озеру. Да вот незадача — веревка-то гнилой оказалась. Тогда срубил он молодую липку, надрал лыка и уселся на бережку напевая — принялся веревку плести.
    А в озере том жил леший со своей матерью-чертовкой. Услышал он песню, вышел к мужику и спрашивает:
    — Что ты тут делаешь, марий?
    — Веревку плету.
    — А зачем тебе веревка?
    — Вот завяжу ею это озеро и унесу. Испугался леший, взмолился:
    — Ой, марий, не делай этого. Пожалей нас с матуш­кой. Где ж мы жить-то будем?
    — Где хотите, там и живите. Мне до вас дела нет.
    — Ну так подожди чуток, я к матушке сбегаю.
    Прибежал леший к матери и говорит:
    — Матушка, беда пришла. Сидит на берегу нашего озера марий, веревку плетет, хочет веревкой этой озеро унести.
    Говорит мать лешему:
    — Иди к мужику и вызови его на спор: кто быстрее бегает — того и озеро будет.
    Возвращается леший и говорит мужику:
    — Айда, марий, пробежимся на спор. Кто быстрее ока­жется — тому и озером владеть.
    Сел мужик на свою белую кобылу и поскакал, куда там лешёму тягаться...
    Вернулся леший к матери и говорит:
    — Ох, матушка, не угнался я за мужиком. Зажал он между ног свою кобылу да как побежит — что ни шаг, то сажень...
    А она ему советует:
    — Попробуйте побегать по лесным полянкам. Там-то он живо в кустах запутается.
    Пришел леший к мужику и говорит:
    — А теперь давай по лесу пробежимся.
    — И там тебе меня не одолеть, — отвечает мужик. — Вот разве с моим братцем малым сладишь. Ты выйди на полянку и покличь его: «Агач! Агач!»
    Вышел леший на полянку и кличет: «Агач! Агач!» А там под кустиком заяц дремал. Испугался он крика и за­дал стрекача. Только его и видели.
    Воротился леший к матери, спрашивает:
    — Что же дальше нам делать? Не одолел я даже младшего братца марий: глазом не успел моргнуть, как он из виду скрылся.
    — А ты поборись с мужиком. Выскочил леший на берег, говорит:
    — Давай, мужик, бороться.
    — Эх, жаль мне тебя. В борьбе я удержу не знаю, как бы не покалечить ненароком. Поборись ка лучше с моим отцом. Он стар, весь шерстью оброс. Поди в лес да оклик­ни его: «Мишка! Мишка!»
    Зашел леший в лес и давай кричать. Вышел на шум медведь и начал его мять да ломать. Насилу ускользнул леший из его объятий.
    Прибегает к матери, жалуется:
    — Ой, мама! Что там мэрий, когда его дряхлый отец чуть не заломал меня...
    А мать успокаивает:
    — Ничего, ничего. Теперь вы поцарапайтесь.
    Услышала это лягушка, что пряталась под зеленым ли­стом, выплыла на бережок и говорит мужику:
    — Берегись, марий. Мать посоветовалз лешему царапаться с тобой. А когти у него — что крючья железные.
    Поблагодэрил мужик лягушку за подсказку и принял­ся за дело. Содрал с ели смолистую кору и привяззл на спину в семь слоев, наточил рубанок.
    Вышел леший и предлагает:
    — Давай, мужик, царапаться.
    — Давай.
    Стал леший драть кору со спины мужика. Шесть слоев содрал, в седьмом когти застряли, залились смолой. Схва­тил мужик рубанок и ну строгать спину лешему, только шкура клочьями полетела. Взревел леший и быстрей в озеро.
    — Матушка, — жалуется, — у мужика такая спина твердая, что все когти затупил. А он, посмотри, что со мной сделал.
    — Возьми-ка ты наш тридцатипудовый кистень. Кто перекинет его через озеро — тому и владеть им.
    Вынырнул леший, говорит:
    — Айда, мужик, кистень через озеро кидать.
    — Айда.
    Кинул леший, перелетел кистень через озеро и в зем­лю вмялся, одна ручка торчит. Мужик и говорит:
    — Сам вытаскивай из земли. Или я ручку оборву, силу свою не рассчитавши.
    Притащил леший кистень, отдает мужику. А кистень тот настолько тяжел, что мужик еле ручку поднял.' Стоит, смотрит на небо.
    — Что ты на небо смотришь?
    — А вон, видишь, туча идет, — отвечает мужик. — Хочу на нее твой кистень забросить.
    Испугался леший, просит воротить кистень, он ему самому нужен. Схватил — и быстрей в озеро.
    — Матушка, — говорит, — марий хотел забросить наш кистень на тучу, я еле отговорил его.
    — Ну так попробуй пересвистеть мужика.
    Мужик и на это предложение лешего согласился, толь­ко поставил условие, что свистеть они будут, взобравшись на верхушку ели.
    Забрались они на ель. Мужик привязался поясным ремнем. Свистнул леший — оглох мужик на левое ухо, чуть не свалился с дерева. Теперь его очередь. Поднял ру­жье и выстрелил. Леший от испуга на землю рухнул, встал, поковылял к матери:
    — Матушка, не сладить мне с мужиком. Он так свист­нул, что я свалился с дерева.
    — Да, не одолеть нам марий. Сходи, узнай: какой он выкуп за озеро просит.
    Вышел леший к мужику, спрашивает:
    — Какой выкуп за озеро возьмешь?
    — Много не попрошу, наполни мою шляпу золотом - и хватит.
    Побежал леший за деньгами. А мужик в это время вырыл яму, опустил в нее большущий мешок, а сверху шляпу приладил. Высыпал леший пуд золота — точно и не сыпал, ничего в ней нет. Второй раз сбегал, третий, по­ка не наполнился мешок, а потом и шляпа.
    — А теперь проводи меня до дома, — говорит мужик. Взвалил леший мешок на спину, сверху мужика посадил со всей его поклажей и отправился к его жилью. Идет он и видит у самой дороги лодку.
    — Что это? — спрашивает.
    — Это челнок моей матери, она им ковры ткет.
    — Возьму-ка я его, своей матери покажу.
    — Возьми.
    Несет леший лодку, полный мешок золота, мужика со всеми его пожитками. Видит, жернов лежит у дороги.
    — А это что?
    — Пряслень моей матери, она его на веретено наде­вает, когда пряжу прядет.
    — Возьму-ка я и его.
    — Бери.
    Леший и жернов на шею повесил. Идут дальше, видят изгородь.
    — А это что?
    — Это бёрдо моей матушки, она им нитки прибивает, когда ковры ткет.
    — Возьму и его.
    — Бери.
    Прихватил леший и это. Идут дальше, видят стог сена.
    — А это что?
    — Это пряжа моей матушки.
    — Возьму и ее.
    — Бери.
    Подхватил леший и стог сена. Идут дальше, видят сто­жар—жердь, вокруг которой стог мечут.
    — А это что?
    — Это веретено моей матушки.
    — Возьму и его.
    — Бери.
    Понес леший и «веретено». Видит, соха лежит.
    — Это что? — спрашивает.
    — Мотыга моей матушки.
    — Заберу и ее.
    — Бери.
    Повесил леший и соху на себя. Идут дальше, видят, борона лежит.
    — Что это?
    — Гребешок моей матушки.
    — Возьму, своей матери покажу.
    — Бери.
    Навесил на себя леший и борону. Идет с мужиком на плечах, его пожитками, полным мешком денег, лодкой, жерновом, изгородью, стогом сена, стожаром, сохой и бо­роной. Еле добрел до мужикова жилья.
    Заходят в избу. Мужик и говорит жене:
    — Эй, жена, я проголодался. Свари что-нибудь. А жена отвечает:
    — Что я тебе лешего, что ли, сварю? Дома хоть шаром покати, а ты где-то шляешься.
    Леший как услышал это, так и задал стрекача, ни разу не оглянулся даже. После того случая, говорят, леший боится показываться мужику на глаза или спорить с ним.
     

    Читать другие марийские сказки. Содержание.

    Похожие по теме