Тимар с обгоревшим боком — чеченская народная сказка

    Чеченская народная сказка
     

    В одном ауле жил старый охотник с дочерью. Дочь не с кем было оставить дома, и поэтому он взял ее однажды на охоту. Целый день ходили они в поисках добычи и наконец, голодные и усталые, сели отдохнуть.

    Вдруг откуда ни возьмись из лесу выскочила лань. Она не успела скрыться — старый охотник метким выстрелом уложил ее. Решив быстрее накормить проголодавшуюся дочь, старый охотник не стал разделывать лань, а отрезал от ее сердца и печени по куску и бросил их в разведенный костер. Не успел он это сделать, как лань ожила, вскочила и бросилась бежать. Удивленный этим охотник сказал:


    — Вот чудо! Такого я еще не видел!

    Оглянувшись на бегу, лань человеческим голосом проговорила:

    — Это не такое чудо. Вот Тимар с обгоревшим боком — это чудо!

    Старый охотник поклялся, что не придет домой, пока не узнает о Тимаре с обгоревшим боком.

    Шел он, шел и пришел в аул, в котором жил Тимар с обгоревшим боком. В ауле старый охотник увидел много народа, подошел, поприветствовал собравшихся и спросил:

    — Не скажете ли вы, где живет Тимар с обгоревшим боком?

    Люди не ответили на вопрос охотника и начали расходиться. Ходил он, ходил по аулу и наткнулся на других людей. Старый охотник подошел к ним, поприветствовал и спросил:

    — Не скажите ли вы, где живет Тимар с обгоревшим боком?

    Люди не ответили на его вопрос и начали расходиться.

    В третий раз наткнулся старый охотник на людей в ауле, подошел к ним, поздоровался и спросил:

    — Не скажете ли вы, где живет Тимар с обгоревшим боком?

    Люди и на этот раз не ответили на его вопрос и стали расходиться.

    В это время к охотнику подошел мальчик лет пятнадцати и сказал:

    — Иди за мной, я приведу тебя к Тимару.

    Мальчик привел охотника к дому, огороженному частоколом. На кольях старый охотник увидел человеческие головы. Как только он поравнялись с домом, мальчик сказал:

    — Здесь живет Тимар с обгоревшим боком, о котором ты спрашивал. Он отрубает головы тем, кто называет его Тимаром с обгоревшим боком, — и убежал.

    Старый охотник приблизился к воротам и крикнул:

    — Ва, Тимар с обгоревшим боком!

    Никто не отозвался. Старый охотник подошел еще ближе к воротам и крикнул:

    — Ва, Тимар с обгоревшим боком!

    И второй раз никто не отозвался. Старый охотник вплотную подошел к воротам и очень громко крикнул:


    — Ва, Тимар с обгоревшим боком! Выйди, если можешь!

    Не успел охотник произнести эти слова, как хлопнула дверь и из комнаты с обнаженной шашкой выскочил Тимар:

    — Кто тут не довольствуется тем, что прокричал мое имя не один раз, а трижды? Будь ты трижды проклят!

    — Не спеши сердиться, сперва узнай причину моего прихода. — Я пришел к тебе не со злым умыслом, а хотел узнать, как обгорел твой бок.

    — Я думал, что ты пришел дразнить меня. Ну что ж, если ты гость, то это твое счастье. Следуй за мной, — сказал Тимар, повел охотника с дочерью в дом и начал свой рассказ:

    — Я не могу обвинить тебя в том, в чем ты не виноват. Ты не знал, что означает Тимар с обгоревшим боком, поэтому кричал у моих ворот. Я расскажу тебе, почему меня так называют и почему я отсекаю головы тем, кто смеет меня так называть:

    «У матери и отца было нас семеро сыновей. Раз охотились мы в дальних краях. Прошло много времени, и, оборванные, усталые, мы встретили в горах нарта, пасшего отары овец. Подошли мы к нарту, поздоровались и попросили принять нас. Нарт не ответил на наше приветствие и сказал:

    — Идите по этой дороге. Там найдете мое жилище. Поешьте и отдохните.

    Мы направились в сторону, куда указал нарт. Когда мы отошли довольно далеко, нарт снял с головы папаху, бросил ее вслед нам и сказал:

    — Мое жилище оберегают злые собаки, они могут разорвать вас. Захватите мою папаху, ею вы отпугнете собак. В таком-то месте вы найдете котел, в котором я варю собакам похлебку. Поешьте сами и собак накормите. Вход в мое жилище завален камнем. Отодвиньте камень, и вы сможете отдохнуть.

    Самый старший из нас подошел к папахе нарта, но не смог даже с места ее сдвинуть. К самому старшему подошел следующий, но и вдвоем не смогли поднять папаху. К двум старшим братьям подошли еще двое. Но и вчетвером не смогли сдвинуть ее с места. Тогда подошли к папахе нарта все мы, семеро, и ухватились за нее. Но и все вместе не смогли сдвинуть папаху. Оставили ее, а сами пошли к жилищу нарта. Пришли к нему во двор. Тут выскочили огромные собаки и стали терзать нас. Кое-как мы успокоили их и взялись за камень, которым был завален вход в пещеру нарта. Камень не поддавался. Оставили мы этот камень и сели отдохнуть. Вспомнили, что надо накормить собак, нашли котел и стали поднимать его с земли. Но как ни старались, поднять котел не смогли.


    Вечером с отарами овец вернулся нарт и спросил:

    — Накормили ли вы моих собак?

    — Мы не смогли даже котел с места сдвинуть, — ответили мы.

    Нарт одной рукой легко отодвинул камень, загнал овец в пещеру и впустил нас. Потом затопил очаг, нанизал на вертела семь баранов и бросил их на огонь.

    Бараны изжарились, нарт съел их и прилег.

    Через некоторое время на эти же вертела нарт нанизал нас и бросил на угли в очаг. Нарту показалось, что мы достаточно изжарились, и он всех семерых бросил в башлык и сказал: „Вами я пообедаю завтра“.

    Когда нарт бросил нас в очаг на угли, я оказался на вертеле с краю, и обгорел только один мой бок. Поэтому я остался жив. А шестеро моих братьев сгорели.

    Утром нарт взял свой башлык, в котором мы находились, накинул его на плечи и погнал отары овец на пастбище. Там он снял башлык с плеч и положил рядом с собой. До обеда я сумел выбраться из башлыка и убежать. Вернулся я в аул с обгоревшим боком. Аульчане проведали об этом и с тех пор стали называть меня Тимаром с обгоревшим боком. Тогда я поклялся, что буду отсекать голову всякому, кто назовет меня Тимаром с обгоревшим боком, и каждого, кто так меня называл, я убивал. Головы убитых я насаживал на колья».

    — Я пошел бы к этому нарту, если бы ты пообещал мне сделать то, о чем я тебя испрошу, — сказал Тимару старый охотник.

    — Я сделаю все, что ты попросишь, но не советую идти к нарту, — сказал Тимар.

    — Я непременно пойду, а просьба моя такая: раз в год до моего возвращения покупай моей дочери по холщовой рубахе и корми ее.

    Тимар обещал охотнику покупать его дочери в год по холщовой рубахе и кормить ее до его возвращения.

    После этого старый охотник отправился на поиски нарта. Шел, шел старый охотник и пришел к тому самому нарту. Старый охотник приблизился к нарту, поздоровался, рассказал, что от долгого пути он устал, проголодался, и попросил принять его.

    Так же, как Тинару и его братьям, нарт не ответил на приветствие, показал рукой, куда следует идти, и сказал:

    — В моем жилище поешь и отдохнешь.

    Когда старый охотник отошел довольно далеко от нарта, тот снял папаху, бросил ее в сторону охотника и сказал:

    — Мое жилище охраняют злые собаки, они могут разорвать тебя. Захвати с собой папаху, ею ты отпугнешь собак.

    Старый охотник пинком отбросил папаху нарту обратно со словами:

    — Когда будешь возвращаться домой, сам принесешь свой рассадник гнид.

    Пришел охотник к жилищу нарта, взял котел, в котором тот варил собакам похлебку, и так ударил им о камень, которым был завален вход в пещеру, что котел раскололся на мелкие кусочки. Увидели это собаки и разбежались в разные стороны. Старый охотник взял камень, которым был завален вход в пещеру, и швырнул его вдогонку собакам. Затем зашел в жилище и лег отдыхать. Вечером вернулся нарт и пригнал овец. Вошел он в пещеру и спрашивает:

    — Куда делись мои собаки?

    — Какие еще собаки? — спросил старый охотник.

    — Те, которые охраняли мое жилище.

    — Ты спрашиваешь о тех щенках, которые сидели у этой пещеры? Они разбежались в разные стороны, как только я топнул ногой.

    — Ну а где камень, которым был завален вход в пещеру? — спросил нарт.

    — Этот камень я бросил вслед твоим щенкам, — ответил старый охотник и добавил: — Готовь баранов, я сильно проголодался.

    Нарт пригнал семь баранов. Старый охотник нанизал их на вертела и бросил на угли в очаг, чтобы поджарить. Он не дал нарту ни куска — сам съел семерых баранов.

    Тогда нарт бросился на старого охотника. А охотник схватил нарта, поднял его и с размаху вогнал в землю по щиколотки. Нарт выскочил из земли, схватил старого охотника и по пояс вогнал его в землю. Старый охотник выскочил из земли, схватил нарта, высоко поднял над головой и вогнал в землю по самую шею. Как нарт ни бился, но выйти из земли не смог. Старый охотник отсек нарту шесть голов одну за другой. Тогда нарт стал просить его:

    — Я начал бояться тебя с того самого дня, когда ты сбежал из моего башлыка. Я знал, что ты постараешься отомстить мне за своих братьев. Оставь на моих плечах хоть последнюю голову. За это я верну тебе братьев живыми и здоровыми.

    — Как ты оживишь их? — спросил нарта старый охотник.

    — Я покажу тебе место, где хранятся их кости, и место где находится мой оселок. Потрешь им кости своих братьев — они оживут, — ответил нарт и показал старому охотнику, где лежат кости шести братьев Тимара и оселок.

    Старый охотник отсек последнюю голову нарта, нашел кости шести братьев Тимара и оселок. Потер он оселком кости и оживил шестерых братьев Тимара.

    — Когда будете возвращаться, захватите отары овец этого нарта, — сказал старый охотник братьям Тимара, а сам раньше их вернулся в аул к Тимару.

    Старый охотник пришел к Тимару с обгоревшим боком, потер его оселком и вылепил обгоревший бок. И стали они дожидаться прихода братьев. Собрались все семеро братьев и спросили старого охотника:

    — Какое доброе дело сделать тебе за то, что ты оживил нас?

    — Мне ничего не нужно, — ответил старый охотник. — Спасибо и за то, что Тимар содержал мою дочь до моего возвращении.

    — Если ты согласишься взять в жены нашу сестру, мы выдадим ее за тебя, — предложили семеро братьев.

    Охотник согласился жениться на сестре семерых братьев. Три дня и три ночи играли они свадьбу, а старый охотник зашел к своей невесте. Она громко вскрикнула и потеряла сознание. Старый охотник хотел уйти, но сестра семерых братьев, придя и себя, остановила его и попросила выслушать ее:

    — Когда я узнала, что шесть моих братьев убиты, я молила небеса, чтобы они дали мне силу превратиться в того, в кого хочу, и я превратилась в лань.

    Отдыхал ли ты однажды в лесу у костра вместе со своей проголодавшейся дочерью? Выскочила ли в это время из лесу лань, и промчалась ли она мимо вас? Когда ты, ранив лань, отрезал по куску от ее сердца и печени и бросил в огонь, ожила ли лань и убежала ли она? А когда убежала, сказал ли ты: «Какое это чудо!» И ответила ли тебе на бегу лань: «Это не такое чудо, чудо — Тимар с обгоревшим боком»?

    — Да, все это действительно было, — ответил удивленный старый охотник.

    — Клянусь тебе семью братьями, клянусь небесами, которые услышали эту молитву и исполнили мое желание, когда ты дотронулся до меня, я вскрикнула потому, что раны, нанесенные тобой, когда ты отрезал по куску от моих сердца и печени, еще не зажили, и мне стало больно. В лес я тогда попала случайно. Я искала человека, который отомстил бы за моих братьев нарту. Поэтому я промчалась мимо тебя.

    Так закончила рассказ сестра семерых братьев.
     

    Читать другие чеченские сказки.Содержание.

    Похожие по теме