Лукерья-кудесница — рассказ Александра Сергеевича Баркова

    Рассказ Александра Сергеевича Баркова

     
    Вечера в Крыму звездные. Поблизости от нашей мазанки висел фонарь под круглой жестяной шляпой. Стоило только ему загореться, как слетались ночные бабочки, словно на бал. Долго кружились в рассеянном свете.

    Вот бы показать их у нас в классе! И решил я собрать коллекцию ночниц.
    Как-то во время охоты я приметил в веселом хороводе бабочек одну удивительную — бражника мертвую голову. Затаил дыхание, поднял сачок... и в тот же миг что-то пушистое бесшумно прорезало полосу света. Бабочка исчезла. Какая-то серая разбойница опередила меня! Сначала я не очень огорчился. Но вскоре птица снова перед самым моим носом поймала еще одну большую ночницу. Я смекнул: этак она всех бабочек переловит — и побежал к соседу за сеткой. Он был любитель-птицелов. А на пути повстречался с ночным сторожем Константином Федотычем:


    — Чего несешься сломя голову?
    — Да как же! — И я рассказал ему о птице.
    — Ишь дело какое,— усмехнулся старик.— Да это сова-сплюшка куражится.
    — Куражится, куражится,— буркнул я в ответ.— Вот поймаю, сразу перестанет.
    — Нешто тебе ее словить? — старик безнадежно махнул рукой.— Лучше совы, поди, никто и не прячется.
    — Значит, не поймать?
    — Поймать трудно, а увидать можно... Константин Федотыч почесал бороду и поманил меня к себе в дом. У порога он остановился, приложил палец к губам:
    — Соблюдай!

    Мы вошли в избу. Ходики монотонно тикали ив стене. Сторож снял ботинки и полез по узкой, скрипучей лесенке на чердак. Я пожал плечами и сел на лавку в углу.

    Вскоре снова скрипнула, ожила лестница. Константин Федотыч спустился на пол, включил свет и будто невзначай достал из-за пазухи что-то пушистое, похожее на шерстяной клубок. Не успел я разглядеть его хорошенько, как старик подбросил клубок к потолку, и тот плавно закружил под зеленым абажуром.

    Полетав по комнате, птица ловко поймала ночницу и опустилась Константину Федотычу на палец.
    — Узнаешь проказницу?
    Я молча кивнул.
    А дальше пошло еще чуднее. Когда мы сели за стол, то вместе с нами ужинала и сплюшка. Она подбоченилась и важно уселась на спинку стула. Константин Федотыч нарезал мясо мелкими кусочками и подал ей, как знатному гостю, прямо на тарелке.
    Сова нахохлилась, вытянула крыло в сторону, изогнулась и скорчила уморительную гримасу... Затем лапой, точно вилкой, взяла кусок мяса.
    Я поразился: наверное, ни одна птица на свете не умеет есть так культурно!
    — Лукерья-кудесница! — сказал сторож.— Третий год на чердаке проживает. С птенца растил.
    Затем он распахнул окно, выпустил птицу в сад и вновь таинственно приложил палец к губам. Вскоре оттуда донеслись мелодичный свист и тихое бормотание:
    — Сплю, сплю, сплю...
    — Слышишь? Лукерья ночь баюкает...— продолжал сторож, постукивая в такт песне по столу: так, так, так...— А ты ее словить хотел.
    — Из-за бабочек...
    — Бабочек в другой раз наловишь. А что за крымская ночь без совы? В наших краях сплюшку уважают. «Ночными часами» зовут!
    По вечерам я не раз забегал к Константину Федотычу на огонек и приносил сове то мяса, то сала, то жуков. Лукерья-кудесница признала меня и, заслышав шаги на лестнице, вострила уши и корчила уморительные гримасы.
     

    Читать другие произведения А.С.Баркова

    Похожие по теме